Объявления

Рубрики

Календарь

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Последние записи

Новости

Интересное

Стоит посмотреть

В cубботу Евгений Плющенко в седьмой раз стал чемпионом Европы, после чего рассказал, насколько трудно это было сделать

- Закончив свое выступление, вы долго не выходили к журналистам: ждали, когда откатаются остальные участники. Волновались, что кто-то сможет вас обойти?

- Ну так ведь соревнования к тому моменту еще не закончились, и я хотел их досмотреть. Потому что бывают сюрпризы, это нормально. Мне нужно было убедиться, что выиграл. Только тогда можно было о чем-то говорить.

- От кого ожидали таких сюрпризов в наибольшей степени?

- После меня катались сильные ребята – Хавьер Фернандес, Артур Гачинский, Михал Бржезина, Флоран Амодио. Все это фигуристы с хорошими программами и четверным прыжком, многие – даже с двумя. Вот и не хотелось бежать впереди паровоза.

- Здесь, в Шеффилде, вы неоднократно подчеркивали, что на этом чемпионате у вас свои задачи – вкататься в сезон, проверить программы и прочее. Победа среди этих задач не фигурировала. Когда поняли, что золотая медаль очень близка, чемпионский азарт вернулся?

- А он на самом деле никуда и не уходил. Перед чемпионатом я был в неплохой форме, но… Квалификация далась безумно тяжело. У меня заклинило позвоночник и шею, и пришлось за сутки сделать пять уколов. Эти лекарства повлияли на физическую форму, так что вторую половину произвольной программы в квалификации я еле доехал. И прекрасно понимал: если не отпустит, кататься будет очень сложно.

Дальше – больше. Перед короткой программой вступило колено, и я не мог оттолкнуться на четверной прыжок. А если все-таки делал его, то не мог ехать дальше. Нужна была пауза две-три минуты, но как ты сделаешь ее на соревнованиях, когда прыгнул – и нужно кататься дальше? Для меня это была катастрофа, и некоторые люди из команды говорили, что нужно сниматься с соревнований.

- Чем они это мотивировали?

- Да просто я не мог выступать! Тренировка – это одна история, там ты не так волнуешься, можешь в любой момент сделать паузу. Но соревнование – совсем другое дело. И потом, как ни крути, проигрывать-то не хотелось… В итоге сделали тактический ход, отказавшись от четверного, и он оказался правильным. Короткую программу я откатал достойно. Хотя понятно, что это не мой уровень – программа без четверного прыжка.

Конечно, меня немного завело то, что в короткой меня обыграл Артур Гачинский. Но я также понял и другое: преимущество Артура в 0,09 при наличии четверного прыжка говорило о том, что уровень у него пока еще не тот. А значит, я могу попытаться выиграть даже через эту сумасшедшую боль.

Спасибо Господу, что сегодня не случилось блока мениска. Ведь что это такое – колено защелкивается, и ты не можешь вправить мениск обратно. Спасибо и за то, что не было этих болей и прострелов. Потому что на самом деле у меня две проблемы с одной ногой: воспаление связки – есть микронадрывы – и мениск. Я боялся, что сделаю четверной прыжок и не смогу кататься дальше. Но дотерпел до конца, более того – выступил с удовольствием, выдал потрясающие эмоции. Говорю это искренне.

- Вы дважды возвращались в спорт с победы на чемпионате Европы – в Таллине в 2010 году и здесь, в Шеффилде. Можете сравнить эти два титула?

- Нынешний, конечно, гораздо приятнее. Во-первых, этот чемпионат был очень длинным для меня по времени: сначала квалификация, потом короткая, все эти паузы между соревновательными днями. Но оказалось, что они даже к лучшему. Все пошло на пользу. А во-вторых, из-за травм. Не будь их, все было бы идеально. А когда каждый день думаешь: сниматься или не сниматься, сделаю или не сделаю… Не было такой уверенности, какая должна быть. Но все равно как-то себя переборол, заставил.

Знаете, мне написали очень приятное сообщение в твиттере: “Женя, не отдавай свой трон!” И я всю эту неделю только об этом и думал. Вообще писали очень много позитивного – ни одного негативного сообщения не было. И трон я действительно не отдал (улыбается).

- Здесь много говорили о том, что вы напугали соперников одним своим присутствием. Согласны?

- Я знаю свою силу. Знаю, что соперники меня побаиваются, можно так сказать. Если взять последние сезоны, то на всех соревнованиях я выступал с четверным прыжком. Конечно, соперники сделали мне здесь сюрприз, подарок, особенно в короткой программе. Если бы все они исполнили четверные прыжки, то тогда было бы куда тяжелее бороться. Но все равно возможно – при сегодняшней-то системе судейства.

Я сейчас просто обязан сказать, что у меня были очень хорошие учителя. И, естественно, самый главный – Алексей Мишин, который меня воспитал, тренировал и тренирует.

- Как сам Мишин прожил эти крайне непростые дни?

- Переживал. Алексей Николаевич постоянно находился со мной и врачами, видел, как мне делали эти уколы в спину. Он все пронес через себя. Как отец. Как тренер.

- Мишин сегодня сказал: мол, у него чувство, что здесь у него два ребенка, и один из них заболел.

- Верю. Мишин был со мной всегда – и когда были победы, и когда случались поражения. Это очень важно. Спасибо ему за это большое. Поэтому мы с ним уже 18 лет вместе, это ведь тоже о многом говорит. Он мне действительно как отец. Кто еще из спортсменов 18 лет проработал со своим тренером? Я даже и не знаю.

- Вы часто говорили, что одна из задач здесь, в Шеффилде, – проверить, как судьи принимают ваши программы. Судя по оценкам, особенно за компоненты, вы должны быть довольны?

- Я доволен всем – и оценками, и реакцией как публики, так и судей. И знаю, что это еще не предел моего мастерства. Можно такого навертеть! Но есть одно “но” – необходимо быть здоровым. Нужно пройти предсезонку так, чтобы ничто не мешало. А перед этим сезоном было так: я день готовился, катался, а два – на массажах и инъекциях. Если два дня катаюсь – потом четыре дня паузы. Или, скажем, когда после операции прошло полтора месяца, я встал на коньки и двойные прыгал, а с тройного тулупа падал.

Так невозможно подготовиться. Когда здоров, ты можешь делать гораздо больше. И я действительно могу. Я изучил комбинацию “тройной аксель – четверной тулуп”, каскад “4+4″, делал четверной лутц. То есть у меня есть куда двигаться. И я хотел бы двигаться дальше, потому что не чувствую, что мне 29 лет.

- А на сколько себя чувствуете?

- На 18 (смеется)! Но самый лучший возраст – 21. Главное, было бы здоровье делать ту работу, которую я хочу сделать. Теперь, 21 февраля, у меня будет очередная операция в Мюнхене. Надеюсь, все пройдет хорошо. А потом – восстанавливаться, тренироваться. Выигрывать в следующем сезоне будет очень сложно. Да и вообще выступать. Но я буду стараться.

- В чем заключается главная сложность?

- Ребята наверняка прибавят. Так что будет непросто и физически, и эмоционально. Всегда легче догонять, а вот устоять на вершине – тяжело.

- Не секрет, что очень многие задаются вопросом: зачем вам все это? Сейчас есть возможность ответить.

- (Раздраженно.) А зачем люди живут? Я живу спортом. Люблю фигурное катание, саму атмосферу соревнований, где есть адреналин, борьба. Видимо, я не из тех, кто занимает первое место – и убегает в коммерцию с показательными выступлениями, как делает большинство. Что ж, я вот такой! Хочу поменять что-то, доказать, показать, что все возможно.

После Олимпиады в Турине никто не верил, что я вернусь. Никто не думал, что я буду достойно кататься и выиграю до Ванкувера все соревнования, в которых буду участвовать, включая чемпионат Европы. А сейчас вообще никто не думал, что у меня получится.

(Пауза.) Да, я многим не нравлюсь, это правда. Но я такой, какой есть. Хочу войти в историю. Хочу делать что-то новое в фигурном катании. Если получится, буду горд.

- Гачинский выиграл у вас в короткой программе, да и в произвольной сражался очень достойно. Не стали ли вы после этого смотреть на младшего товарища несколько иными глазами?

- Артур всегда будет для меня младшим товарищем в силу возраста и титулов. Он очень сильно прибавил. Безумием было бы, если бы он этого не сделал, учитывая, сколько с ним работает Алексей Николаевич и его команда. Это же труд колоссального количества людей.

Артур молодец, настоящий боец. В произвольной он боролся достойно, сделал два четверных прыжка, хотя подустал, конечно, в концовке. Но он еще такой молодой! 18 лет – у него вся жизнь впереди. Я желаю ему здоровья и бороться до конца. Растет хороший конкурент. У нас два первых места в мужском одиночном катании на чемпионате Европы – как это замечательно!

- Но хорошо ли для вас, что конкурент растет под боком, в одной с вами тренировочной группе?

- Спарринг-партнер нужен обязательно. Я сам когда-то равнялся – на Ягудина, на Урманова. А сейчас где-то догоняю и бегу за Артуром. Это очень здорово, для меня это большой плюс. Чтобы совсем не раскиснуть и не расслабиться – на троне-то!

Артур Гачинский: “У меня есть еще козыри”

Бронзовый призер чемпионата мира-2011 после своего выступления в произвольной программе вышел к журналистам улыбающимся и расслабленным. А как иначе вести себя обладателю большой серебряной и малой золотой медалей ЧЕ, проигравшему только абсолютному триумфатору турнира Евгению Плющенко?

- Артур, судя по всему, своим выступлением вы довольны?

- Очень доволен. Впервые на соревнованиях я сделал два четверных тулупа и два тройных акселя. Это была основная задача, и я ее выполнил, чему очень рад.

- Не расстроились из-за невысоких уровней, поставленных судьями за дорожки и вращения?

- Я немножко сорвал последнее вращение, потому что мне не хватило музыки в концовке.

В этот момент рядом появился наставник Гачинского Алексей Мишин. “Говори о главном, – поправил ученика тренер. – Что ты терпел и побеждал. Зачем вы ищете какие-то занозы? – обратился он к журналистам. – Не надо их искать”. (Дружный смех.)

- В общем, так уж получилось с вращениями, – продолжил Гачинский. – Но прыжковая часть была главной, и я ее сделал.

- Чтобы победить Плющенко, нужно было в произвольной делать три четверных?

- Нет. Нужно было лучше и быстрее кататься, лучше скользить, чтобы оценка за компоненты была немного выше. Все-таки я еще молодой, и это сказывается. Сейчас очень рад, что соревнования закончились. В целом же доволен всем, что здесь, в Шеффилде, со мной произошло.

- Насколько тяжело вам было выступать после великолепного проката Плющенко?

- Не могу сказать, что было тяжело, потому что я не видел оценки Евгения. Просто вышел и катался в свое удовольствие, выполнял элементы, делал прыжки. Для меня существовала одна цель – сделать все, что заложено в программе.

- И все-таки, вы скорее расстроены из-за того, что проиграли золото после победы в короткой программе, или рады тому, что завоевали серебро?

- Конечно, я рад. Это мой второй чемпионат Европы, и я уезжаю отсюда с серебряной медалью. Для меня это очень большой шаг вперед. Да и самим результатом я доволен, поскольку получил лучшую для себя сумму баллов в сезоне. И первая, и вторая оценки были очень высокими. Считаю, что для меня эти соревнования прошли удачно.

- Евгений Плющенко собирается оставаться в спорте как минимум до Олимпиады в Сочи, во время которой ему будет 31 год. Вам сейчас 18. До какого возраста хотели бы кататься?

- Вы знаете, я не люблю загадывать. Живу сегодняшним днем. Не знаю, сколько еще буду кататься. Все зависит от здоровья, от времени, от того, что со мной будет происходить. Постараюсь, чтобы здоровье меня не подвело и я смог бы оставаться в спорте столько, сколько захочу.

- Вам понравилось в Шеффилде?

- У меня не было времени, чтобы прогуляться по Шеффилду и посмотреть его достопримечательности. Но в принципе город хороший. Мне он понравился, насколько я смог его рассмотреть из окна автобуса (улыбается).

- Вы признавались, что Плющенко был вашим кумиром. А кем он является для вас сейчас?

- Он и сейчас мой кумир. Потому что вернуться на лед, снова начать тренировки и кататься среди куда более молодых спортсменов – это очень достойно. Могу только сказать, что стал уважать его еще больше, потому что далеко не каждый может такое сделать. Я буду на него равняться. То, что Плющенко показал в произвольной, не каждому дано. Дай бог, чтобы Евгений и дальше так катался. Мне было очень приятно с ним соревноваться и составлять ему конкуренцию.

- Плющенко в произвольной программе собирался сделать два четверных прыжка, но в связи с обострением травмы рисковать не стал. А вот вы их сделали, но все равно остались вторым. За счет чего собираетесь бороться с Евгением, когда он решит свои проблемы со здоровьем?

- Ну, для начала я улучшу свое скольжение, чтобы вторая оценка была повыше. Да, здесь в произвольной я исполнил два четверных прыжка. Но в запасе у меня есть еще два, которые в скором времени надеюсь вставить в программу. Так что есть еще козыри! И есть над чем работать. Всё впереди!

Кто в доме хозяин

Два последних дня чемпионата Европы принесли сборной России еще четыре медали – по две у мужчин и танцоров. Без наград в Шеффилде остались только наши одиночницы.

Даже коллеги-мужчины, которых, уж поверьте, нельзя заподозрить в излишней сентиментальности и слепой любви к Евгению Плющенко, после его выступления признавались: дух захватывало. Слова “это было что-то” рефреном повторялись в пресс-центре до позднего вечера субботы, поскольку ничего равного по силе впечатления в последний день турнира не случилось.

Взять хотя бы этот пресловутый четверной тулуп. Евгений после короткой программы так убедил всех, что четверного не будет, что, когда впервые сделал его на раскатке своей группы, большинство просто не обратили внимания. Чего это стоило самому фигуристу и его тренеру Алексею Мишину, думаю, мы никогда не узнаем. Но вот показательный эпизод. Через несколько часов после церемонии награждения, когда эйфория уже прошла, Профессор появился в пресс-центре, устало сел на стул, выслушал первый вопро…

Источник: http://winter.sport-express.ru