Объявления

Рубрики

Календарь

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Последние записи

Новости

линзы acuvue moist купить Контактные линзы 1-Day Acuvue Moist являются одними из самых высококачетсвенных однодневных контактных линз производителя Johnson & Johnson. Эти контактные линзы отличаются большим увлажняющим эффектом, что особенно подходит чувствительным глазам, склонным к сухости. Такой высокий увлажняющий. .

Интересное

Стоит посмотреть

Александр ВЕРЕТЕЛЬНЫЙ и Юстина КОВАЛЬЧИК. Фото AGENCJA GAZETA

В мире лыжных гонок выражение “русский тренер Юстины Ковальчик” давно стало устоявшимся – Александра Веретельного там знают все.

Несмотря на то, что все последние годы польская лыжница Ковальчик стоит бастионом на пути армады норвежских гонщиц, широкой публике о ее тренере по-прежнему мало что известно. А потому интервью, сделанное с Веретельным в ходе российского этапа Кубка мира в Демине, в какой-то степени должно пробел восполнить.

В нем немало вещей, которые кому-то покажутся спорными. Зато оно ценно тем, что может перевернуть представления многих о труде, о преодолении, об отношении к делу. Это интервью для тех, кто ищет рецепт побед. И не только в лыжных гонках. И не только в спорте.

- Вас называют русским тренером, хотя родились вы в Финляндии, много лет прожили в Казахстане и хоть перебрались в Москву, но затем надолго уехали в Польшу. Вы себя кем вообще чувствуете?

- Русским. Я больше тридцати лет прожил в России и Казахстане. Это слишком долгий срок, чтобы чувствовать себя кем-то другим.

- Давайте сразу о главном. В чем заключается феномен Юстины Ковальчик?

- Умная девчонка. Не безголовая. Четко понимает, чего она хочет, и знает, что нужно делать.

- Я думал, вы будете долго говорить о ее работоспособности, о которой ходят легенды.

- Работоспособность – это следствие ума. Она мне однажды сказала: “Тренер, чтобы занимать тридцатые места, нужно много тренироваться. Но мне не нужны тридцатые места. Поэтому я буду тренироваться еще больше”. Говорят, что у Юстины от природы невероятные физиологические данные. Это неправда. Она обычная девушка и в этом ничем не отличается от других.

- Когда вы встретились десять лет назад, она что-то собой представляла как спортсменка?

- Юстина встала на лыжи только в 15 лет. До этого бегала кроссы. В деревне, где она выросла, был всего один тренер – как раз по лыжным гонкам. Поэтому рано или поздно их пути должны были сойтись. Она потом рассказывала, что когда первый раз надела лыжи, они ей очень мешали. Неудобно было бежать. Но уже через полгода Юстина выиграла чемпионат Польши по юниорам. Когда через несколько лет мы начали работать вместе, она была очень быстрой, но совершенно не выносливой. Могла на первом километре у всех много выигрывать, а на третьем все проиграть, и очень сильно. Зато у нее было врожденное чувство скорости – это в какой-то степени талант.

- Ковальчик считают одной из самых доброжелательных лыжниц в мире. Откуда это у нее?

- От воспитания. Она действительно очень доброжелательная, улыбчивая девушка. Всегда поздоровается. Можно сказать, любимая многими спортсменка. Хотя не всеми (ухмыляется). У нее нет приязни к норвежкам или шведкам. Она больше держится славян и восточноевропейцев. К финкам, правда, тоже хорошо относится. Как к русским.

- Она по натуре деревенская девушка?

- Я бы не сказал. Юстина из очень интеллигентной семьи. Мать учительница, отец был директором туристической базы. Старший брат – кардиолог, одна сестра – анестезиолог, вторая – учительница. В деревне у семьи свое хозяйство. Траву косят, собирают картошку. В детстве Юстина много работала с отцом в поле. Уже тогда знала, что такое труд.

- Вы как-то сказали, что проводите три тренировки в день. До сих пор?

- Да. Ей нужна утренняя зарядка. Не интенсивная, но длительная. На час или полтора. Ковальчик очень рано встает, хотя и ложится очень рано, вечером просто падает с ног от нагрузок. После зарядки – первая тренировка, которая длится два – два с половиной часа. После отдыха вторая тренировка, полтора – два часа. Сейчас Юстине исполнилось 29. Стали беспокоить разные болячки – то ахилл, то спина, то колено. Поэтому в последнее время мы стали включать на сборах дни отдыха. А лет шесть назад она удивлялась и даже сердилась, когда видела день отдыха в тренировочном плане. Для нее отдых – это когда мы едем 1500 км на машине к месту сбора.

- Технику конькового хода Ковальчик принято считать неидеальной. Кто-то над ней открыто потешается. Но если, как вы говорите, она только в 15 лет встала на лыжи…

- Безусловно, спуски и повороты лучше проходят те, кто учился этому с раннего детства. Но и с себя ответственности не снимаю – я мало разбираюсь в коньковой технике. Мы в основном работали над классическим стилем, и он-то у нее, считаю, очень хороший. Можно его фотографировать – и в книжки. Да, собственно, так в Польше и происходит. Что до конькового стиля, то я не стеснялся приглашать к нам на сборы тренера сборной Польши по конькобежному спорту, который давал специальные упражнения. Потом мы с Юстиной делали много упражнений на равновесие, работали над прохождением спусков на ледниках. Я думаю, это тоже дало эффект.

- Правда ли, что на тренировках можно увидеть, как Юстина на роликах тянет за собой тракторную шину?

- Мы все десять лет используем тренировки с отягощением, но тракторная шина – это, конечно, глупость. Большая глупость. Когда я работал с польскими биатлонистами (Веретельный, в частности, тренировал Томаша Сикору. – Прим. С.Б.), некоторые спортсмены тренировались с покрышкой от велосипеда. Потом у гребцов, а в Польше очень сильные гребцы, я подсмотрел, как они привязывают к лодке пластмассовые бутылки. Мы работаем с отягощением еще и потому, что в Польше нет горных трасс. Одна равнина. Правда, используем покрышки от самых маленьких автомобилей, да еще и разрезаем их пополам.

- Великая лыжница Елена Вяльбе признавалась, что даже в лучшие годы ни разу не могла подтянуться на перекладине. Но с появлением в лыжах контактных гонок уровень атлетизма вышел на другую орбиту. Достаточно посмотреть на Марит Бьорген со спины.

- Так, так, так. Мы всегда использовали силовые тренировки. Много раз сталкивались на сборах со шведами или итальянцами в фитнес-клубах. Шведы вообще с собой возили гантели, разное “железо”. Я тогда всякий раз убеждался, что мы на правильном пути. Юстина, конечно, не чемпионка по подтягиванию – раз пять подтянется, едва ли больше. Но пресс и мышцы спины развиты у нее хорошо.

- О чем вы думали, когда рассматривали в интернете фотографии Бьорген со спины?

- Я давно слежу за ее карьерой. Были времена, когда она была на высоте. Но из Турина-2006 она уехала в слезах и года три занимала слабенькие места. На чемпионате мира-2009 в Либереце Марит ни разу не попала в шестерку, а на классической “десятке” проиграла Юстине минуту тридцать три.

Думаю, что в период между Турином и Ванкувером Бьорген очень сильно накачали мышцами. Но их нужно было накормить кислородом, поэтому ей и сделали эту болезнь – астму. Как-то раз Бьорген спросили, каким образом она добилась такого прогресса. И она прямо ответила: ей разрешили принимать очень сильные лекарства, и они ей очень помогают. Юстина, которая сидела рядом, вытаращила глаза: “Что она говорит?” Мне кажется, астму Бьорген сделали целенаправленно. Превратили ее почти в парня – и потом дали кислород.

- С чего начался полномасштабный конфликт Ковальчик с Бьорген, который длится до сих пор?

- Это случилось в Ванкувере. В дуатлоне Юстина не доехала несколько метров до места, где можно было применять коньковый ход, уже стала снимать палки. Но жюри решило не дисквалифицировать ее. Ковальчик получила бронзу, а четвертой была норвежка Стейра. И на пресс-конференции Бьорген заявила, что Юстину надо было дисквалифицировать. Ковальчик резко ответила: “Слушай, этим делом занимается жюри, а не ты”. И припомнила ей болезнь. Конфликт разгорелся прямо на пресс-конференции.

- Однажды вы сказали: “В том, что Бьорген чистая, не сомневаюсь ни секунды”. Можете расшифровать?

- Бьорген чиста в том смысле, что не применяет ничего из того, что запрещено. Зато применяет то, что не разрешено другим. Я недавно прочитал научную статью, в которой описывались десять типичных болезней спортсменов. И указывалось, какие именно препараты в таких случаях разрешены к приему – гормон роста, например. Подозреваю, что в профессиональном спорте многие спортсмены болеют как будто бы. Шведка Калла однажды высказалась в том смысле, что эти лекарства, словно очки, – здоровому не помогут. Но это Калле, конечно, кто-то подсказал. Я с ней не согласен. Хотя, не имея, как и Калла, медицинского образования, больше не хочу говорить на эту тему.

- Ковальчик часто повторяет, что норвежки – в частности, Бьорген и Йохауг – некорректно ведут себя на дистанции. Она не сгущает краски?

- Нет. Норвежки ведь не скрывают, что борются против нее всей командой. На “Тур де Ски” Йохауг во время пресс-конференции официально заявила, что с этого дня начинает работать на Бьорген. Даже на вчерашней гонке (в субботнем масс-старте в Демине. – Прим. С.Б.) было видно, как команда работает на одного человека. Сзади Юстины первые километры ехала Скофтеруд, постоянно наезжая ей на лыжи. Когда разыгрывали бонусы на отметке 6 км, справа от Юстины бежала Йохауг. Тянула очень сильно, но перед самой верхушкой остановилась, пропустив вперед Бьорген, которая получила почти столько же бонусных очков, сколько Ковальчик.

- Так работают на лидеров в велоспорте.

- Мало кто обратил внимание на то, что в Демино приехала мизерная часть мужской сборной Норвегии, зато женская команда – почти в полном составе. Зачем? Чтобы помогать Бьорген бороться с Ковальчик за желтую майку. Все на одного! Я не настаиваю, но мне кажется, это не fair play. Когда в Либереце Юстина выиграла золото в дуатлоне, она всю гонку ехала за Стейрой. Норвежка бежала очень сильно, Юстина еле удержалась. А метров за 150 до финиша обогнала Стейру. Никогда не забуду заголовков норвежских газет после той гонки. Смысл их был в том, что Ковальчик халтурщица и победу не заслужила. Но разве Бьорген не поступает так из гонки в гонку?

- Юрий Каминский признался, что норвежские тренеры просто здороваться с ним стали только после Ванкувера.

- Так, так, так. У меня похожая история. Норвежки со мной не здоровались никогда. Бывает, что я киваю им, а они проходят мимо, смотрят прямо в глаза – и не здороваются. Только в январе, когда Юстина выиграла “Тур де Ски”, ко мне вдруг подошли три норвежки, в том числе Якобсен. Подали руку, поздравили. Я был страшно удивлен. Но сейчас они снова меня не знают.

- Вяльбе однажды сказала: “Я уверена, что Ковальчик платит Веретельному огромные деньги”.

- Я не брал от Юстины ни копейки. Она очень богатая девчонка, я знаю, каков порядок цифр ее спонсорских контрактов. Платит хорошие премии сервисменам, причем несколько раз за сезон. Когда-то предлагала и мне. Но я ей сказал, что если возьму хоть раз, это разрушит нашу работу. Кому-то из нас сумма когда-нибудь обязательно покажется большой, кому-то маленькой.

- Кто же вам тогда платит?

- Польская федерация. Правда, когда в Осло-2011 мы не завоевали ни одной золотой медали, зарплату мне урезали в два раза. Я рассказал об этом Юстине, та вступилась в прессе. Деньги мне восстановили – в виде исключения.

- Ковальчик однажды рассказали, что Вяльбе, уже в качестве президента лыжной федерации, хотела бы встретиться с Веретельным. Юстина вроде как ответила: “Я приеду в Рыбинск и убью Вяльбе”.

- Это шутка, наверное. Помню, в позапрошлом году в Рыбинске Вяльбе подходила к Юстине: “Переезжай в Россию”. Но это тоже был шутливый разговор.

- Чисто теоретически, вам было бы интересно поработать с большой командой с большим финансированием?

- Нет. Было время, когда мы работали в большой группе. Но даже тогда у меня было больше свободного времени, чем сейчас, когда мы тренируемся вдвоем. У нее на уме работа, работа, работа, и я обязан организовать процесс так, чтобы мы оба были вовлечены. Был случай в Отепя. Я сказал, что мы приехали туда уже третий год подряд, а на озере еще не были. “Хотите на пляж? Поехали”. Едем. Я на велосипеде, она бегом. Снял я кроссовки, зашел в воду по косточки. Юстина кричит: “Тренер, ну что, видели пляж? Поехали тренироваться”.

Она сама мне говорила, что не может полностью выкладываться, когда меня нет рядом. Даже когда уезжает домой, всю тренировку пишет мне сообщения. Она не может без контакта, даже на расстоянии. В Польше говорят – panskie oko konia tuczy. Конь хорош, когда за ним следит хозяин.

- Нынешнее поколение российских лыжниц напоминает пепелище на месте бывшего господского дома. Каким вам со стороны видится выход из ситуации?

- Когда перед Ванкувером в Польше говорили, что нам следует работать со всей польской группой, Юстина сказала: “Тренер, как вы себе это представляете? Мы идем на тренировку, работаем два часа. Потом эти девочки устают, а я еще час бегаю. А когда прихожу в гостиницу без сил, вижу, что они в холле сидят в интернете – пахнут после душа дезодорантом. Это они так устали? Моя психика этого не выдержит. Я просто опущусь до их уровня”. И она абсолютно права.

Видите ли, то золотое российское поколение Вяльбе, Лазутиной, Егоровой и других тренировалось очень много. То же самое делает сейчас Юстина. От лежания в кровати не будет результата. Чтобы выступать наравне с Ковальчик, многим нужно изменить свое отношение к спорту. И свое сознание заодно. Тренеру это не по силам.

Сергей БУТОВ Демино – Москва Сергей БУТОВ // 08.02.2012

Источник: http://govorite.blogspot.com